Статья Андрея Родкина «Как обмануть «детектор лжи»?»

23 Декабря 2007

Продвинутые отечественные бизнесмены давно взяли «детектор лжи» на вооружение. По частным фирмам шастают бодрые «специалисты по лжи» с чемоданчиками и науськивают шефов проверить честность своих подчиненных. Такса — примерно сто «баксов» за человека. После кучи некорректных вопрос иные сотрудники даже увольняются.

В общем, пока наш редактор до такой напасти не додумался, я сам решил отдаться в руки настоящих специалистов по лжи. То есть — в ФСБ. Вот как все было.

— Сидите спокойно. Расслабьтесь. Не двигайтесь.

Легко сказать — «расслабьтесь», когда тебя опутывают ремнями, проводами и датчиками. На электрокардиограмму чуть-чуть похоже. Только на Лубянке её обычно не делают…. За спиной — стол, на нем — обычный на вид ноутбук, к которому тянутся провода от закрепленных на мне «щупалец» «детектора лжи» — полиграфа. Неуютно, особенно от ощутимо стягивающих грудь и живот ремней с датчиками. Дыхание инстинктивно становится прерывистым, в ушах отзывается стук собственного сердца.

— Не волнуйтесь. Постарайтесь вообще ни о чем не думать. Смотрите только перед собой.

А куда — «перед собой»? Стенка там, без узоров. Это чтобы не отвлекаться. Потому и ни стола с полиграфом за спиной, ни лица и действий того, кто меня проверяет, я во время беседы видеть не должен.

— На вопросы отвечайте только «Да» или «Нет». Это понятно?

— Да.

— Тогда начнем. Вас зовут Андрей?

— Да.

— Вы являетесь корреспондентом газеты «Комсомольская Правда»?

— Да.

— Вы работаете в этой должности уже 7 лет?

— Да.

(Вру, конечно, очень уж хочется маститым журналистом на Лубянке предстать. Года четыре ведь всего работаю…)

— Искажаете ли Вы факты при подготовке своих материалов?

— Нет.

(Так, так, похоже, запахло жареным. Фактов, слава богу, стараюсь не искажать, но вопросик скользкий. Сейчас как спросят в лоб: «С какой целью заброшены на территорию СССР?» Или вообще: «Позывные твоего передатчика?!«)

— Вас зовут Андрей?

— Да…

Однообразные вопросы пошли на третий круг. Так и хочется истерично выкрикнуть ответ, как сломленный вражеский шпион в советском фильме.

Или — заснуть. Поза уж больно статичная. Только не бейте, я все скажу…

Наконец, меня освобождают от проводов с датчиками. Интересно, вычислили или нет? Металлическую кнопку в ботинок, как советовали опытные люди (чтобы вызывать болевую реакцию и запутать прибор), подложить не удалось. Оказалось — есть специальные датчики движения. Под ножки стула их кладут. А при необходимости — любому хитрецу и под пятки подложить можно. Или под ягодицы.

Что чиновник, что бандит — прибору без разницы

— Ну, что, прошел я проверку?

— Пока не знаю. Если постовой внизу выпустит, значит — прошел, — шутит заместитель начальника отдела Института криминалистики Центра специальной техники ФСБ России Василий Гулин, который для меня лично стал полиграфологом (или, как говорят американцы, — «оператором полиграфа»).

— Так сколько Вы работаете: больше 7 лет или меньше?

— Меньше… Четыре. Так что же, обмануть полиграф нельзя? — Эх, вычислили моментально. А ведь у меня не было причин ничего скрывать, я прекрасно знал, что это лишь эксперимент для журналиста, что мне ничего не грозит…

То есть заранее был намного спокойнее, чем человек, которого подозревают в преступлении или проверяют перед приемом на службу.

— Полиграф только регистрирует реакции человека, а оценку реакций делает полиграфолог. А вот полиграфолога обмануть нельзя, если он — профессионал.

— И насколько точны заключения, получаемые с помощью полиграфа?

— 90–95 процентов. Ведь на точность полученных результатов влияет, по какому поводу проводится проверка (в интересах расследования или при найме на работу), какие используются тесты, индивидуальные психофизиологические особенности и психическое состояние проверяемого лица, и, главное, профессионализм человека, работающего на полиграфе.

Оценивая реакции, специалист-полиграфолог устанавливает, скрывает человек информацию или нет.

— Но, наверное, кандидатов на госслужбу нельзя проверять так же, как и подозреваемых в преступлении? Чем отличаются методики?

— Метод — единый. Оценка реакций человека. Но если при расследовании преступления мы «пляшем» от конкретного события (убийство, скажем) и выясняем реакцию подозреваемого именно на это событие, то при кадровой проверке мы следует пожеланиям заказчика. То есть руководство организации определяет, какие качества в людях им не нужны. И полиграфолог выявляет эти неприемлемые качества в кандидатах.

Полиграф любить не может

— А какие пороки можно выявить с помощью полиграфа? Мздоимство — это понятно. Но можно ли распознать будущего бюрократа, волокитчика? И вообще можно ли выяснить, как станет чиновник относится к людям? Будет ли любить и уважать граждан?

— «Любить», «Не любить» — это все личностные оценочные категории. Мы с ними не работаем. Ведь человек может быть мизантропом, но при этом прекрасно выполнять свои обязанности и помогать людям. Наша задача — отвести главные беды: взятки, воровство, измену. Тут можем задать конкретный вопрос. Например: приходилось ли Вам разглашать служебную информацию? А как определить «признаки бюрократизма»?!

— Да, трудновато… Но и человек с годами может менять. Пришел честным — через пять начал брать. И вообще кого конкретно планируется проверять на полиграфе? И до какого уровня - до министра?

— Мы только предлагаем систему применения полиграфа, а механизм применения этой системы будут разрабатывать законодатели или правительство. Процесс долгий. Когда в США приняли подобный закон, причем проверкам сначала подлежали лишь те, кто имел доступ к государственной тайне, таких набралось 4,5 миллиона человек! А разработка механизма и внедрение в жизнь заняли 8–10 лет, хотя в США к тому времени была уже солидная полиграфная база и опыт, гораздо больше нашего. Скорее всего, в России с полиграфом первыми также познакомятся люди, имеющие доступ к государственной тайне. Возможно, ещё представители силового блока и работники атомной промышленности.

А на счет периодичности проверок… В той же Америке проверяют всех перед приемом на службу, а затем — выборочно.

А автора этих строк постовой из здания ФСБ России на Лубянке выпустил. Значит, можно и дальше писать статьи в «Комсомолку». Не искажая фактов — вдруг ещё раз проверят.

Справка «КП»

Китайцы определяли ложь по слюне

Ещё в древности было подмечено, что лгуна порой выдает его собственное тело.

В древнем Китае, например, подозреваемого подвергали испытанию…рисом. Давали горсть сухого риса и читали обвинение. Если рис оставался сухим, (то есть от страха разоблачения прекращалось слюноотделение) вина считалась доказанной. А годом рождения «детектора лжи» можно считать 1895 год, когда известный итальянский криминалист доктор медицины Чезаре Ломброзо применил плетизмограф (прибор, измеряющий кровенаполнение сосудов и пульс) при расследовании убийства девочки. Некоему Тосетти, подозреваемому, показывали фотографии тел убитых девочек, в том числе и интересующей следствие девочки. Организм Тосетти никак не реагировал на них, и с него сняли подозрение. Таким образом, первое зафиксированное в истории применение подобного метода послужило именно для снятия необоснованных подозрений с человека.

В СССР специальное структурное подразделение, занимающееся вопросами применения полиграфа, было создано 25 июня 1975 года приказом председателя КГБ Юрия Андропова. Так что «Комсомолка» поздравляет отечественных специалистов по «детекции лжи» с 30-летием.


Назад к списку...

Поставщик полиграфов для ФСБ РФ
ООО «АРЕОПАГ- ЦЕНТР» — ОФИЦИАЛЬНЫЙ ПОСТАВЩИК КОМПЬЮТЕРНЫХ ПОЛИГРАФОВ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ БЕЗОПАCНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «ПИК-01А»

Профессиональные компьютерные полиграфы «ПИК-01А», «ПИК-02» предназначены для проведения опросов с использованием полиграфа в полевых и стационарных условиях в интересах оперативно-розыскной, следственной и кадровой работы, соответственно, при раскрытии, расследовании и профилактике правонарушений.

Детектор лжи в кадровой работе:

  • Связь с преступными группировками.
  • Совершение в прошлом уголовно наказуемых деяний.
  • Незаконное владение оружием.
  • Склонность к алкоголизму, наркомании.
  • Наличие психических и других заболеваний.