Полиграфу не солжешь.

23 Декабря 2007

25 июня 2005 года в ФСБ отметили 30-летие лаборатории психофизиологических исследований. Это секретное подразделение появилось в 1975 году по приказу председателя КГБ СССР Юрия Андропова специально для изучения полиграфа («детектора лжи»).

Самым первым специалистом, кого зачислили в спецгруппу, стал молодой научный сотрудник Института ревматизма АМН Юрий Холодный.

Сегодня полковник ФСБ Ю. Холодный — начальник отдела Института криминалистики ФСБ. Он доктор юридических наук, профессор кафедры криминалистики Академии ФСБ РФ, член Американской ассоциации полиграфологов.

— Юрий Иванович, как полиграф распознает неправду? Что выдает нечестного человека — эмоции, страх, волнение?
— При опросе с использованием полиграфа (таково юридически правильное название проверки на «детекторе лжи») специалисты исследуют память испытуемого. Вы, например, можете не помнить деталей свадебного платья своей жены, но то, что вы женаты, будете помнить всегда. Точно так же любая жизненно важная для человека информация — «убил — не убил», «украл — не украл», «принимал наркотики или нет» и так далее — всегда откладывается в его памяти. Хотел бы он намеренно забыть что-либо из своей прошлой жизни, да не дано.
При тестировании организм реагирует на задаваемые вопросы рефлекторно, а датчики лишь фиксируют наличие или отсутствие реакций. Специалист «читает» их и делает вывод, пытался ли опрашиваемый скрыть что-либо или нет. Поэтому правильнее говорить, что именно полиграфолог, а не прибор выступает в роли «детектора лжи».

— Наивно спрашивать о роде занятий вашего отдела, но все-таки?
— Ну почему же? Помогаем оперативным и следственным органам добывать истину. Участвуем в проведении судебных экспертиз. И, что отрадно, очень часто информация, полученная с помощью полиграфа, принимается в суде в качестве доказательств. Растет число случаев, когда результаты наших обследований помогли правосудию доказать вину одних и снять необоснованные обвинения с других.
А ещё внедряем детектор в практику отбора кадров при поступлении к нам на службу, «отбраковываем» тех, кто злоупотребляет алкоголем, принимает наркотики, связан с преступными группировками и прочее. На курсах нашего института готовим специалистов для ФСБ и других ведомств России, а также «силовиков» ряда стран СНГ.

— Отчего же к полиграфу подчас относятся с предубеждением? Сказывается многолетнее шельмование?
— Не только. Укоренилось ошибочное мнение, что обследование на полиграфе — это способ «отлова преступников». Поэтому, когда человеку предлагают пройти инструментальную проверку, он часто воспринимает это как обвинение в совершении преступления. Однако столетняя мировая практика убеждает, что в подавляющем большинстве случаев полиграф как раз служил для защиты личности от необоснованных подозрений и обвинений.
В свое время мне, например, довелось проверять военного летчика, сбитого в Афганистане. Он прошел семь кругов ада (голод, скитания в горах, плен, побег), чудом остался жив и после всех мытарств вернулся на Родину. Но на этом беды не прекратились: этого капитана обвинили в том, что после катапультирования и приземления он, спасая свою жизнь, застрелил тяжелораненого напарника — второго пилота.
Тестирование на полиграфе не обнаружило убийства: в памяти капитана не было следов преступления. Однако сделанный мною вывод противоречил материалам заведенного на него уголовного дела. Кое-кто из руководителей следствия настойчиво «рекомендовал» нам изменить результаты проверки в «нужном направлении».
Не «вписавшись» в обвинение, наши результаты затянули расследование. Через несколько месяцев пришли достоверные данные, снявшие с летчика все обвинения. Следствие прекратили, а этот мужественный человек за верность присяге и долгу был представлен к ордену Красной Звезды.

— Но насколько точны результаты ваших опросов? Ведь ошибка может очень дорого стоить.
— По данным Американской ассоциации полиграфологов, вероятность результатов опросов составляет 90 — 96 процентов, по уголовным делам ошибка — менее 1 процента. Мы полагаем такую оценку более верной. Если специалист-профессионал работает без спешки и строго соблюдает все требования технологии, у опрашиваемого практически нет шансов скрыть жизненно важную для него информацию.
Есть ситуации, в которых полиграф абсолютно незаменим. Прежде всего, когда невозможно и неоткуда добыть информацию, кроме самого человека как её носителя. Скажем, приехал он из-заграницы, а с кем там встречался, какой «хвост» за собой привез — один Бог знает. Или когда необходимую информацию можно получить без полиграфа, но это слишком долго и дорого. В случае острейшего дефицита времени полиграф незаменим.
Как-то в одной из точек земного шара некий гражданин предложил нашему человеку купить… пуд секретной информации: «Готов продать её за 100 тысяч долларов. Чтобы вы мне поверили, вот 400 граммов бесплатно. Остальное — того же качества, но за деньги». Как оценить такой ворох информации при дефиците времени? Задача невыполнимая.
И тут «совершенно случайно» — на манер того рояля в кустах — рядом оказывается специалист с прибором (Ю. Холодный. — А.Г.). Проверка продавца — и через час ответ получен: выставленные на продажу «секреты» — афера с целью подзаработать.

— Полиграф уже свыше 10 лет применяется в оперативно-розыскной деятельности силовых ведомств, кадровых службах. Однако и правозащитники утверждают, что это вмешательство в психику человека, причем небезобидное.
— Опрос всегда проводится при добровольном согласии испытуемого, это требование абсолютное.
Отвечая нашим оппонентам, скажу: проверки на полиграфе принципиально не нарушают прав и свобод человека. Не случайно его применяют более чем в 60 странах мира. Беда в другом: сегодня массовое использование «детектора лжи» происходит в условиях правового вакуума. Отсутствие единой системы подготовки специалистов привело к настоящей «разинской вольнице». Появилась масса неквалифицированных лиц, которые вводят в заблуждение тех, кто обращается к ним за помощью, и — что намного страшнее — коверкают судьбы людей, которые попадают в их руки. Одного необоснованно обвинили в краже, другого по их вине не приняли на работу.
Есть горе-специалисты, которые в день проводят по десять и более проверок. То есть на каждую уходит по 15 — 20 минут, в то время как по американским стандартам она не может длиться меньше полутора часов, у нас — в среднем 2 — 2,5 часа. Засилье таких «стахановцев» неизбежно ведет к нарушению прав нанимаемого на работу и работающего персонала.

— Упорядочить эту «вольницу», наверное, поможет закон, который уже много лет готовится в Госдуме.
— Действительно, работу над первым вариантом законопроекта депутаты начали ещё в 1998 году. Однако предложения, в подготовке которых я принимал активное участие, как говорится, затерялись в коридорах власти.
В 2001 году при комитете по безопасности Госдумы была сформирована группа экспертов, которая начала подготовку федерального закона «О применении полиграфа». Предполагается, что он установит права и обязанности сторон, участвующих в опросе с использованием прибора, порядок выполнения обязательных и добровольных проверок, другие важнейшие правовые нормы. Словом, цель закона — защитить государство, общество, всех граждан от неквалифицированного использования прибора.

— Но не постигнет ли этот законопроект участь предыдущего?
— Полагаю, что не постигнет. Общество все более осознает необходимость прибора.
США — первая страна, принявшая подобный закон в 1988 году. Этому предшествовали бурные дебаты в конгрессе, длившиеся… 25 лет. Думаю, что и наш законопроект ожидает нелегкая судьба: при обсуждении в Думе наверняка встретит он и непонимание, и сопротивление. Но если ничего не делать, то ничего и не добьешься.


Назад к списку...

Поставщик полиграфов для ФСБ РФ
ООО «АРЕОПАГ- ЦЕНТР» — ОФИЦИАЛЬНЫЙ ПОСТАВЩИК КОМПЬЮТЕРНЫХ ПОЛИГРАФОВ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ БЕЗОПАCНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «ПИК-01А»

Профессиональные компьютерные полиграфы «ПИК-01A», «ПИК-02» предназначены для проведения опросов с использованием полиграфа в полевых и стационарных условиях в интересах оперативно-розыскной, следственной и кадровой работы, соответственно, при раскрытии, расследовании и профилактике правонарушений.

Детектор лжи в кадровой работе:

  • Связь с преступными группировками.
  • Совершение в прошлом уголовно наказуемых деяний.
  • Незаконное владение оружием.
  • Склонность к алкоголизму, наркомании.
  • Наличие психических и других заболеваний.