ПОЗДРАВЛЯЮ ВАС, ГРАЖДАНИН, СОВРАМШИ!

8 Июля 2010

Станет ли детектор лжи надежным заслоном для взяточников и преступников?

ЭХ, ВОТ бы раз – и нет преступности! А вот еще мечта, под стать первой – как бы так исхитриться, чтобы чиновники взяток не брали.

Никто и никогда. Эх, зажили бы… Понятно, что мечты несбыточные. И дело тут вовсе не в том, что наша милиция воров и бандитов ловить не умеет, а коррумпированные чиновники надежно прикрыты своими должностями.

Если посмотреть в корень, то становится ясно – причина в том, что людям просто свойственно врать. Ведь если бы мы всегда говорили правду, то разве могли бы существовать на свете жулики всех мастей? Ведь как происходит, сидишь ты на работе, делишь комнату со своим коллегой. Раз вышел на пять минут, возвращаешься, а кошелька-то уж и след простыл. Вроде как, кроме того самого соседа, и взять некому, а он знай твердит, мол, старик, да ты что, да как ты мог, да я в жизни ничего не брал, ну и так далее. И главное, смотрит на тебя так искренне, такими пронзительно честными глазами, что поневоле начинаешь думать: а может, и не сосед кошелек то взял, может, я его сам где то обронил, а на хорошего человека наговариваю. Еще и самому стыдно делается, как будто это не у тебя, а ты сам у кого-то кошелечек увел.

Суть дела в том, что если бы как-то научиться определять точно, когда врет человек, а когда он правду говорит, то от этого научного изобретения всему племени гомо сапиенсов огромное облегчение вышло бы.

История изобретения

И что самое смешное, такое изобретение есть, и называется оно детектор лжи, или, как предпочитают его называть специалисты, полиграф. А смешное во всем этом то, что первый прообраз современного полиграфа был сконструирован еще в 1921 году сотрудником полиции штата Калифорния (США) Джоном Ларсоном.

Причем это не было в полной мере его ноу-хау, скорее, Ларсон доработал развивавшиеся еще с конца XIX века методики. В чем его настоящая заслуга – так это, пожалуй, в том, что именно Ларсон впервые разработал методику, по которой показания прибора могли быть точным образом истол кованы.

В дальнейшем приборы были еще более усовершенствованы, а проведенные исследования показали, что в 97 процентах случаев полиграф способен абсолютно точно выявить ложь испытуемого.
Начиная с тридцатых годов прошлого века полиграфы выпускаются серийно, около сотни полицейских подразделений в двадцати восьми штатах Америки активно используют эти приборы в своей работе, а десятки банков и коммерческих фирм северных штатов внедряют полиграф для проверки персонала при найме на работу и в ходе служебных разбирательств. А начиная с сороковых годов он стал применяться и для защиты государственной тайны США. Например, именно при помощи детектора лжи проверялись на лояльность сотрудники, работавшие по проекту создания атомной бомбы в исследовательском центре Оук-Ридж.

Так что же получается, еще в прошлом веке существовал способ практически со стопроцентной гарантией выяснять, правду ли говорит человек или лжет? Почему же тогда до сих пор не вывели на чистую воду жуликов и взяточников? Одна из причин лежит в исторической плоскости. В 20-х годах прошлого века и в СССР вспыхнул интерес к опытам аппаратурного психофизиологического метода детекции лжи, которые проводили в США. В частности, психолог Александр Романович Лурия (позднее – академик АПН СССР) усовершенствовал весьма популярный в экспериментальной психологии тех лет ассоциативный метод и, работая в специальной лаборатории при Московской губернской прокуратуре, успешно применил разработанный метод для выявления скрываемой информации у лиц, совершивших тяжкие преступления. Он разработал методику, позволяющую зафиксировать возникновение эмоциональных состояний в динамике речевых и двигательных процессов человека даже в тех случаях, когда он пытался скрыть испытываемое им эмоциональное напряжение.

Дело происходило так. Человеку, подозреваемому в преступлении, предъявляли слово и требовали отвечать первым пришедшим на ум словом. Одновременно с ответом испытуемый давил рукой на резиновую грушу. Адресованные ему слова были как нейтральными, так и имеющими эмоциональный подтекст.

Подозреваемому в убийстве наряду со словами, например «вода» и «хлеб», говорили слова: «рана», «смерть», «револьвер». Когда словесный стимул вызывал какието скрытые переживания, фиксировалась задержка словесной и двигательной реакции, что становилось сигналом для исследователя.

Эти первые опыты и полученные результаты были весьма перспективны, однако в тридцатых годах все работы по применению детекторов лжи в СССР были прекращены. Полиграф был объявлен лженаучным экспериментом с эмоциями допрашиваемого. Возобновились они лишь в 60-е годы, а в 70-х были свернуты вновь.

В результате наука СССР практически не принимала участия в развитии технологий и методов, которые к тому времени хорошо зарекомендовали себя на Западе.

И пришлось бы нам сегодня покупать методику в других странах, если бы не советские спецслужбы. А они все эти годы продолжали интересоваться американским опытом и более того – активно применять его в своей работе.

Благодаря этому сегодня мы обладаем не только технологией производства самих приборов, но и собственными методиками расшифровки данных полиграфа и сотнями квалифицированных специалистов-полиграфологов.

Но тем не менее пока что детектор лжи не стоит в каждом отделении милиции и в каждом отделе кадров.

Зачем нужен полиграф

В Москве есть человек, который прикладывает огромные усилия, чтобы сделать полиграф делом таким же привычным, как и, например, рентгенкабинет в поликлиниках.

Валерий ШАПОШНИКОВ, депутат Мосгордумы и председатель Комиссии по кадровым вопросам в рамках компетенции Московской городской Думы, считает, что у полиграфа большое будущее, и его применение не ограничивается только выявлением истины или доказательством преступления.

– Валерий Алексеевич, честно сказать, всегда думал, что само название «детектор лжи» прямо указывает на область применения прибора…

– Так я этого и не исключаю. Я подчеркиваю, что наряду с применением полиграфа в деятельности, допустим, МВД или других спецслужб и при приеме на государственные должности, полиграф может применяться и в качестве средства профессиональной ориентации молодежи, то есть выяснения, соответствуют ли личностные качества выбранной профессии. Косвенно полиграф может стать и средством профилактики многих негативных современных явлений. Например, среди вопросов при приеме на самые разные должности, в том числе, конечно, и государственные, вполне может быть и такой: «Вы когда-нибудь принимали наркотики?» Подросток, зная это, даже из любопытства не будет пробовать наркотики, потому что этим он может поставить крест на выбранной им профессии.

– Так все же, почему у нас до сих пор полиграф – экзотика?

– Знаете, это не совсем так. Уже очень во многих структурах, не имеющих отношения к спецслужбам, например, в банках, полиграф используют при приеме на работу для выяснения степени лояльности сотрудников, имеющих отношение к коммерческим тайнам, и тому подобного. И существующее законодательство это не возбраняет. Другое дело, что и не регулирует, а значит, возможны нарушения прав личности, нарушения трудового законодательства. Например, недопустимо на основании показаний полиграфа уволить человека, как, к сожалению, порой происходит.

Комментарий эксперта

Здесь и далее – Юрий ХОЛОДНЫЙ, председатель экспертного совета при Комиссии по кадровым вопросам в рамках компетенции МГД (по вопросам применения полиграфа):

– Однажды (это было в 2003–2005 годах) был выловлен в «Шереметьево» авиадиспетчер, который являлся наркоманом с солидным стажем. Как он сажал самолеты, никто так и не понял. <

А сколько еще у нас сфер общественной практики, где создается риск огромным массам населения! Это водоканалы, электростанции, атомная энергетика, метро, аэропорты. То есть там, где действительно от дурости одного могут полететь сотни тысяч голов совершенно непричастных людей. И здесь надо наводить жесткий порядок.

На одной крупной фирме произошло ЧП. Я сам был свидетелем, как руководитель собрал несколько человек и сказал, что все присутствующие должны пройти исследование на детекторе лжи.

Один из них спрашивает: «С какой стати?» Ни секунды не задумываясь, руководитель выносит вердикт: «Ты уволен».Вообще у нас существует трудовое законодательство или нет? Отказ пройти исследование на полиграфе не может быть причиной для увольнения. Это противозаконно, это самодурство, проще говоря. Человек, отказавшийся пройти тест, не обязательно преступник, он может скрывать от коллег что-нибудь личное – неприятности в семье, например, – и опасаться, что во время исследования это может стать известным.
Таких случаев очень много. И поэтому требуется четкая законодательная норма по применению полиграфа.

Добровольно или принудительно

– Валерий Алексеевич, но если коммерческие структуры часто используют полиграф, что мешает внедрению этого метода исследования более широко?

– Отсутствие соответствующего закона. В вопросах применения полиграфа много сложного. Вот, например, что должен говорить закон относительно добровольности прохождения исследования на полиграфе?

– Конечно, тест должен быть принудительным! Ни один взяточник не захочет добровольно его проходить, это же очевидно!

– Штука в том, что тогда мы нарушим права личности. Другое дело, что закон может требовать от организаций обязательно тестировать кандидатов при приеме на работу.

На сегодняшний день многие специальности требуют медицинского освидетельствования, но человек на него идет добровольно. Просто этого требует закон. Для получения прав должна быть медицинская комиссия. Для владения оружием тоже надо представить медицинскую справку особого образца.

Для судей – специальная комиссия.

Так же должно быть и с полиграфом. Захотел человек работать в госструктуре, при приеме на работу ему предлагают пройти тестирование.

Он может добровольно согласиться и пройти, а может добровольно отказаться. В первом случае будут учитываться результаты теста, во втором он просто не получит эту работу. При таком подходе потенциальные взяточники или преступники будут отсеиваться еще на первоначальном этапе.

И, кроме того, я отстаиваю ту точку зрения, что делать ставку на один полиграф нельзя. Совокупность факторов, которые влияют при приеме человека на ту или иную должность или работу, должна быть шире. Это и наличие характеристик, рекомендаций, результаты учебы, наличие или отсутствие семьи и так далее. Проверка не может полагаться только на детектор лжи.

Кандидаты на должность судьи, например, дают подписку, что они не возражают в отношении проверки предоставленных данных через спецорганы.

Когда есть совокупность информации из разных источников, тогда мы приходим к единому мнению. А если просто так – ах, ты полиграф не прошел – иди вон! Считаю, что это совершенно неправильная позиция.

Комментарий эксперта

Юрий ХОЛОДНЫЙ: – Один из вопросов, который стоит перед экспертным советом, – собрать информацию, сколько в Москве полиграфологов и сколько в Москве потребителей их исследований. Из этого мы можем сделать расчет, сколько специалистов требуется для работы в городе. Исходя из того, что в столице проживают около 15 млн человек, то, как мне представляется, здесь должны работать не менее 200 независимых специалистов-полиграфологов. Не считая тех, которые работают в штатном режиме в некоторых фирмах, корпорациях и банках.

Дорогая штука

– Валерий Алексеевич, что еще препятствует распространению полиграфа?

– Один из факторов, который влияет на широкое применение полиграфа, – это его дороговизна. Причем даже не самого прибора. Ведь полиграф – это чистый механизм, который не дает никаких решений, рекомендаций. Он может дать геометрические показатели, а вот расшифровать их должен человек.

Это должен быть высококлассный специалист, с большим опытом работы, знающий трудовое законодательство.

Таких сейчас просто нет в достаточном количестве. Это, можно сказать, штучный товар.

Второе. Заниматься этой деятельностью должны люди, которые независимы от хозяина. Они должны давать объективную информацию о человеке, который проходит у них тестирование. Кроме того, сами приборы должны быть сертифицированы. У одного на шепот прибор зашкаливает, у другого не реагирует и на крик, образно говоря. Должна быть единая сертифицированная система. Такой на сегодняшний день нет. Единственное, что, считаю, правильно сделано, – создана Ассоциация полиграфологов Москвы.

Она объединяет несколько десятков независимых специалистов с большим опытом практической работы.

– Не станет ли полиграф, после того как появится законодательная норма о его применении, коррупционно емким исследованием?

– Есть такая опасность. Потому я и говорю, что специалист-полиграфолог должен быть независим от любого хозяина, у него в принципе не должно быть хозяина.

Допустим, наши силовые структуры уже имеют лаборатории и специалистов такого профиля. Руководители этих спецслужб не оказывают давления на специалистов, потому что сами заинтересованы в получении объективного и правдивого результата. Но тем не менее специалисты, работающие там, конечно же, подведомственные, и в каких-то случаях их рекомендации могут быть подвержены влиянию, скажем, понятие «честь мундира». Поэтому необходима ассоциация, о которой я уже говорил, и необходимо обучать новых специалистов. И сколько бы это ни стоило, но овчинка стоит выделки.

– Если появится закон, тогда уже будет платить государство?

– Да. Я скажу, как законодатель, когда готовится любой закон, одновременно с этим готовится и его финансовое обоснование. Если появится проект закона, то к этому проекту закона должно быть финансовое обеспечение. Вот тогда будем считать, сколько, чего и т. д. И правительство может сказать: на сегодня денег нет. Для чего тогда принимать пустой закон, если он работать не будет?

Комментарий эксперта

Юрий ХОЛОДНЫЙ: – Как только вы вводите полиграф, часть людей просто не поступает на работу, часть вы отсеиваете, а те, которые пришли, начинают задумываться, а надо ли воровать или брать взятки? Любое лично значимое событие, особенно если обнародование его может нанести ущерб вам или благополучию близких вам людей, вы никогда не утаите, если работает полиграфолог профессионал. Это просто нереально.

Поэтому метод и расползается по всему земному шару. От американцев до дикарей Ботсваны… Перед этим методом исследования любой из вида гомо сапиенс беззащитен. Раса, пол, возраст, национальность – это все не имеет значения.

Вот вы лично как сможете противодействовать тому, чего не знаете? Вы ни разу не сидели перед специалистом, на вас не надевали датчики...

Процессы в организме идут рефлекторно, вы не можете в них вмешаться.

Причем они включаются быстрее, чем вы успеваете понять, что вам надо в них вмешаться. А они уже сработали.

Разница измеряется в секунду, полторы, две, 0,7 секунды. Но вы все время опаздываете. Иначе были бы не вы, был бы робот. Вы должны сначала услышать, потом осознать и уже только потом попытаться что-то сделать.

Но как только вы услышали – организм сработал. Пока вы принимали решение, автомат психики уже сработал, и вы дали правдивую реакцию. Мозг работает сам по себе. Мы очень слабо контролируем работу мозга. Это он нами управляет, а не мы им. Если только вы не йог, так как там – тотальная перестройка психики, поведения и годы тренировок.

Досье «ВМ»

ШАПОШНИКОВ Валерий Алексеевич, член фракции «ЕДИНАЯ РОССИЯ», председатель Комиссии по кадровым вопросам в рамках компетенции Московской городской Думы. Член Комиссии по законодательству и организации работы Думы; член объединенной комиссии МГД и Московской областной Думы по координации законотворческой деятельности. Избран депутатом МГД жителями СВАО (районы Алтуфьевский, Бибирево, Лианозово, Отрадное, Северное Медведково, Северный, Южное Медведково). Родился 30 июня 1945 года. Окончил Военно-политическую академию имени В. И. Ленина. Заслуженный юрист Российской Федерации. Полковник юстиции запаса. Входил в состав квалификационной коллегии судей г. Москвы. Награжден орденом «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» III степени и 9 медалями, благодарственным письмом президента Российской Федерации В. В. Путина. Перед избранием в МГД занимался общественной деятельностью в Северо-Восточном административном округе. Секретарь Политсовета местного отделения партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ» СВАО г. Москвы. Депутат Московской городской Думы третьего (2001–2005 гг.) и четвертого (2005–2009 гг.) созывов. Вновь избран депутатом Думы 11 октября 2009 года.

Досье «ВМ»

ХОЛОДНЫЙ Юрий Иванович, председатель экспертного совета при Комиссии по кадровым вопросам в рамках компетенции Московской городской Думы (по вопросам применения полиграфа).

Родился в 1947 году. Окончил Днепропетровский механический техникум, физфак Днепропетровского госуниверситета и Московский институт по патентной работе. Работал в Институте ревматизма АМН СССР. С 1975 года – на службе в КГБ СССР.

Был сотрудником Института криминалистики Центра специальной техники ФСБ России, потом начальником отдела Института криминалистики ФСБ России. После отставки работает в МГТУ им. Н. Э. Баумана. Доктор юридических наук, кандидат психологических наук. Автор изобретения в области прикладной психофизиологии, четырех монографий и более 130 публикаций, большинство из которых посвящены теоретическим и прикладным вопросам применения психофизиологического метода «детекции лжи» в правоохранительной практике.

Кстати

Американцы подсчитали, что применение полиграфа сокращает минимум на четверть ущерб, который приносит работающий персонал. В США ежегодный ущерб от персонала, в виде хищений, подлогов, поджогов, вредительства, связанных с этим страховок и необходимости закупать системы безопасности составляет более 40 млрд долларов. Значит, полиграф экономит американцам более 10 млрд долларов.

Автор: Борис АГАФОНОВ

Газета «Вечерняя Москва» 08.07.2010


Назад к списку...

Поставщик полиграфов для ФСБ РФ
ООО «АРЕОПАГ- ЦЕНТР» — ОФИЦИАЛЬНЫЙ ПОСТАВЩИК КОМПЬЮТЕРНЫХ ПОЛИГРАФОВ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ БЕЗОПАCНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «ПИК-01А»

Профессиональные компьютерные полиграфы «ПИК-01A», «ПИК-02» предназначены для проведения опросов с использованием полиграфа в полевых и стационарных условиях в интересах оперативно-розыскной, следственной и кадровой работы, соответственно, при раскрытии, расследовании и профилактике правонарушений.

Детектор лжи в кадровой работе:

  • Связь с преступными группировками.
  • Совершение в прошлом уголовно наказуемых деяний.
  • Незаконное владение оружием.
  • Склонность к алкоголизму, наркомании.
  • Наличие психических и других заболеваний.