Интервью с Первым заместителем начальника ДСБ МВД России Виктор Балашовым

2 Декабря 2009
Интервью с Первым заместителем начальника ДСБ МВД России Виктор Балашовым

Первый заместитель начальника ДСБ МВД России Виктор Балашов:

"Полиграф выдает сногсшибательные результаты"

В 2009 году на 20% увеличилось количество уголовных дел, возбужденных в отношении милиционеров за совершение должностных преступлений. Причем более двух третей преступлений выявляется подразделениями собственной безопасности органов внутренних дел. В этом году количество жалоб и обращений граждан, сообщающих о противоправных действиях милиционеров, возросло более чем на 13%. Только через интернет в службу ежедневно поступает около 30 обращений.

Все чаще в ходе служебных расследований используется полиграф. Как с его помощью выявляют недобросовестных милиционеров, чем чреваты для них такие проверки и в чем сложность применения детектора лжи, корреспонденту "Газеты" Марине Юршиной рассказал первый заместитель начальника департамента собственной безопасности (ДСБ) МВД России генерал-майор милиции Виктор Балашов.

Сейчас нет закона, регулирующего применение полиграфа. На каких же основаниях его применяют в ДСБ МВД?

Действительно, на сегодняшний день правовая база использования детектора лжи состоит из ведомственной инструкции и соответствующей, наработанной годами правоприменительной практики. Принятие федерального закона должно существенно модернизировать правовую базу применения полиграфа, но соответствующий законопроект пока находится в Госдуме.

Как свидетельствует опыт работы подразделений собственной безопасности, в ряде случаев применение традиционных методов проверки информации не всегда позволяет полно, всесторонне и объективно установить обстоятельства происшествия. Милиционер — особый субъект, который знает все возможные действия в отношении него и зачастую готов к ним. Тем не менее возможности полиграфа позволяют оценивать психофизиологическую реакцию опрашиваемых по множеству позиций, и обмануть его невозможно. В этой связи даже отменное знание тактики и методики работы милиции не дает возможности для лукавства.

Мы стараемся использовать технические возможности детектора лжи в особых случаях: когда проведение проверки связано с резонансным характером происшествия; когда сталкиваемся с серьезными и запутанными делами. Чаще всего мы проводим полиграфные проверки в отношении сотрудников центрального аппарата министерства, но иногда выезжаем и в регионы.

Хочу подчеркнуть, что исследования проводятся только при обязательном условии добровольности.

И многие соглашаются на такую проверку?

В текущем году в ходе проведения служебных проверок 10 сотрудников органов внутренних дел прошли процедуру тестирования в ДСБ, а 15 — отказались от этой процедуры.

Например, в январе 2009 года в ДСБ обратилась с заявлением предпринимательница из Подмосковья. Женщина сообщала, что руководитель одного из отделов подмосковной милиции продолжительное время вымогал у нее деньги за покровительство ее бизнесу — $5—10 тыс. ежемесячно, а затем, так и не добившись взятки, изнасиловал ее. Им обоим было предложено пройти опрос с использованием полиграфа. Пострадавшая согласилась, а подозреваемый отказался. По результатам опроса полиграф полностью подтвердил искренность заявительницы.

Вообще, отказываются по разным причинам. Иногда даже выдумывается нечто фантастическое: здоровье не позволяет или человек утверждает, что боится полиграфа. Однако по каждому исследованию, даже не состоявшемуся, специалист готовит соответствующее заключение с указанием мотива отказа. Это говорит о том, что к показаниям этого сотрудника можно относиться критически.

Вместе с тем, прежде чем предложить пройти исследование на полиграфе, мы стараемся собрать необходимую фактическую базу. Эту возможность нам предоставляет законодательство по оперативно-розыскной деятельности. Таким образом, уже к моменту начала беседы с опрашиваемым полиграфолог имеет серьезную информационную базу для работы.

Получается, что опрашиваемый на полиграфе как бы свидетельствует против себя самого?

Очень легко стать сторонником этого распространенного заблуждения: что применение полиграфа в служебном расследовании всегда направлено против милиционера. При этом "миссия" детектора лжи — определение истинных событий, имевших место в прошлом, причем с высокой степенью оценки достоверности.

Иногда сам сотрудник изъявляет желание подтвердить свои показания прохождением полиграфа, и мы предоставляем ему такую возможность.

Вот совсем недавно был такой случай. В Москве сотрудники патрульно-постовой службы (ППС) по ориентировке задержали "Жигули", в багажнике которого обнаружили ноутбуки, ранее украденные из компьютерного магазина. Злоумышленникам удалось сбежать от милиционеров, а для изъятия компьютеров на место происшествия прибыл следователь районного ОВД. Он заглянул в багажник, увидел две хозяйственные сумки, но не стал пересчитывать их содержимое. По прибытии в ОВД оказалось, что в сумках шесть ноутбуков, тогда как по сводке однозначно проходило похищение 10.

Дело едва не дошло до увольнения и обвинения в краже, но следователь принял решение и обратился в ДСБ с заявлением, попросив разобраться в ситуации. В ходе проверки он был опрошен на полиграфе, и результаты подтвердили его непричастность к пропаже ноутбуков. С тем же результатом прошли проверку и сотрудники ППС. Позже, когда злоумышленников задержали, выяснилось, что они успели продать часть техники до того, как их машину задержали.

Следователя, конечно, наказали за процессуальные нарушения, так как он не составил протокол на месте происшествия, как это положено делать. Зато его не уволили и не привлекли к уголовной ответственности за кражу, которой он не совершал.

Более того, по всем проверкам текущего года установлена непричастность к совершению неправомерных действий половины из тех 10 сотрудников, которые прошли у нас тестирование. То есть была выявлена неискренность со стороны заявителей.

В последнее время произошло много негативных событий с участием милиционеров. В связи с этим предлагалось провести ряд мер, направленных на выявление коррупции в структуре МВД, в том числе поголовные проверки на полиграфе. Проводят ли сотрудники ДСБ масштабные опросы?

Буквально на днях наши сотрудники окончили исследование в одном из субъектов (не называю его в интересах следствия). Управлением собственной безопасности было установлено, что руководитель отдела управления Федеральной миграционной службы (ФМС)пообещал гражданину Украины за 40 тыс. рублей помочь в получении разрешения на временное проживание на территории субъекта с правом на последующее приобретение статуса гражданина России. Оперативники также нашли доказательства его причастности минимум к трем подобным эпизодам в недавнем прошлом. Более того, выявлен целый круг его посредников. Все собранные материалы наши сотрудники передали в СКП, который возбудил уголовные дело, усмотрев в этой схеме состав мошенничества.

В то же время появились основания подозревать, что во всем этом подразделении ФМС имеются серьезные проблемы с законностью. И тогда ДСБ было организовано проведение тестирования на полиграфе всего личного состава управления — 25 сотрудников. Они опрашивались на предмет причастности к незаконному оформлению миграционных документов и получению взяток.

Полиграф выдал сногсшибательные результаты. В 5 случаях получена положительная реакция на вымогательство взяток, в 22 — на совершение различных регистрационных действий за незаконное денежное вознаграждение, в 21 — на нарушения законности по личной заинтересованности и еще в 13 — на фальсификацию отчетных материалов по линии ФМС России.

В результате были уволены двое руководителей управления, а еще пятеро значительно понижены в занимаемых должностях и привлечены к различным видам дисциплинарной ответственности.

Однако в процессуальном смысле результаты опроса на полиграфе не могут служить доказательством вины. Но если детектор лжи ясно показывает чью-то виновность, что делать в таком случае?

Определение виновности является прерогативой суда. В нашем случае, если информация о правонарушении подтверждается, мы сразу же назначаем более тщательную проверку, в том числе с проведением в установленном порядке оперативно-розыскных мероприятий. В этом случае проверяются уже те факты, которые становятся известными в результате опроса на полиграфе.

При положительном исходе итоговой проверки заключение в обязательном порядке направляется руководителю того подразделения, где служит проверяемый, и он принимает решение о привлечении сотрудника к дисциплинарной ответственности.

При установлении признаков состава преступления материал направляется в СКП для правовой оценки и решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Я хочу отметить: для того чтобы дальше развивать это направление деятельности, требуется четкая законодательная регламентация всех аспектов применения полиграфа, в том числе тех случаев, когда проведение тестирования с использованием детектора лжи является обязательным. Также необходимо определиться с процессуальным значением данных, полученных в результате данной процедуры.

Убежден, что будущее — за полиграфными исследованиями.

Нельзя быть в стороне от прогресса. Ведь в начале XX века и к результатам дактилоскопии относились подозрительно.

Что такое полиграф

Полиграф — техническое средство, используемое при проведении психофизиологических исследований. Он синхронно регистрирует основные физиологические параметры (частота дыхания и пульса, кровяное давление, влажность кожи, двигательные реакции и т.д.). Действие детектора основано на отклонении полученных значений этих переменных от нормальных при ответах на неприятные вопросы или при ложных ответах. Таким образом, детектор лжи, измеряя реакции организма опрашиваемого на задаваемые ему вопросы, указывает на его субъективное отношение к предмету разговора. Кроме того, существует возможность ошибочной интерпретации показаний полиграфа экспертом в силу его недостаточной квалификации или предубежденного отношения к испытуемому. Ученые и правоведы до сих пор не договорились, насколько достоверны его результаты и каков их юридический статус.

Лидером в применении детектора лжи являются США, в год там проводится несколько десятков тысяч полиграфологических исследований, в том числе полицией, но его показания не могут послужить решающим доказательством для вынесения обвинительного приговора. Кроме того, следствие не имеет права допрашивать с применением этой техники подсудимого или подозреваемого против его желания. В большинстве стран Европы показания полиграфа также не считаются доказательством.

P.S. ДСБ МВД России обращает внимание граждан на необходимость незамедлительного обращения в подразделения собственной безопасности с заявлением о совершении сотрудниками милиции противоправных действий. Необходимые контактные телефоны и адреса соответствующих территориальных подразделений можно узнать по телефону (495) 667-07-30 или в дежурной части любого органа внутренних дел.

Марина Юршина

"Газета", №227 от 2 декабря 2009 года


Назад к списку...

Поставщик полиграфов для ФСБ РФ
ООО «АРЕОПАГ- ЦЕНТР» — ОФИЦИАЛЬНЫЙ ПОСТАВЩИК КОМПЬЮТЕРНЫХ ПОЛИГРАФОВ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ БЕЗОПАCНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «ПИК-01А»

Профессиональные компьютерные полиграфы «ПИК-01А», «ПИК-02» предназначены для проведения опросов с использованием полиграфа в полевых и стационарных условиях в интересах оперативно-розыскной, следственной и кадровой работы, соответственно, при раскрытии, расследовании и профилактике правонарушений.

Детектор лжи в кадровой работе:

  • Связь с преступными группировками.
  • Совершение в прошлом уголовно наказуемых деяний.
  • Незаконное владение оружием.
  • Склонность к алкоголизму, наркомании.
  • Наличие психических и других заболеваний.